Карибский кризис 1962 года

Кеннеди и Хрущев

Противостояния между советским и западными блоками подошло к своей самой опасной черте в период Карибского (Ракетного) кризиса осенью 1962 г. Значительная часть человечества стояла тогда на волосок от гибели, а до начала войны, по образному выражению, было такое же расстояние как от ладони офицера до кнопки на пусковой установки ракеты.

Предпосылки кризиса.

В 1959 году на Кубе к власти в пришли прокоммунистические силы во главе с Фиделем Кастро. Коммунистическое государство в традиционной зоне интересов США (фактически у них под боком) было не просто ударом, а просто шоком для политической элиты в Вашингтоне. Страшный сон становился реальностью: Советы оказались у ворот Флориды. С целью свержения Кастро Центральное разведывательное управление США сразу же приступило к подготовке диверсионной акции.

В апреле 1961 года десант, состоявший из кубинских эмигрантов высадился в заливе Кочинос, но был быстро был разгромлен. Кастро стремился к более тесному сближению с Москвой. Этого требовали задачи обороны «острова Свободы» от нового нападения. В свою очередь Москва была заинтересована в создании военной базы на Кубе в противовес натовским базам вокруг границ СССР. Дело в том, что в Турции уже были размещены американские ядерные ракеты, которые могли достигать жизненно важных центров Советского Союза всего за несколько минут, в то время как советским ракетам для поражения территории США требовалось почти полчаса. Такой разрыв во времени мог оказаться роковым. Создание советской базы началось весной 1962 г., и вскоре туда началась секретная переброска ракет среднего радиуса действия. Несмотря на тайный характер операции (имевший кодовое название «Анадырь») американцы узнали о том что находится на борту советских судов, идущих к Кубе.

Заявление президента США Джона Кеннеди.

4 сентября 1962 г. президент Джон Кеннеди заявил, что США ни в коем случае не потерпят советских ядерных ракет в 150 км от своего берега. Никита Хрущев заявлял, что на Кубе устанавливается всего лишь исследовательское оборудование. Но 14 октября 1962 года американский самолет-разведчик сфотографировал с воздуха стартовые площадки для ракет. Американские военные предлагали немедленно разбомбить советские ракеты с воздуха и начать вторжение на остров силами морской пехоты. Такие действия вели к неизбежной войне с Советским Союзом в победоносном исходе которой Джон Кеннеди уверен не был. Поэтому он решил занять жесткую позицию, но не прибегать к военному нападению. В обращении к нации он сообщил, что США начинают военно-морскую блокаду Кубы, потребовав от СССР немедленно удалить оттуда свои ракеты. Никита Хрущев вскоре осознал, что Джон Кеннеди будет стоять на своей позиции до конца и 26 октября 1962 года направил президенту послание, в котором признавал наличие на Кубе мощного советского оружия. Но в то же время Хрущев пытался убедить Кеннеди, что СССР не собирается нападать на Америку. Позиция же Белого дома оставалась прежней – немедленный вывод ракет.

27 октября 1962 года.

День 27 октября 1962 года стал самым критическим за все время кризиса. Тогда советской зенитной ракетой над островом был сбит один из многочисленных самолетов-разведчиков США. Его пилот погиб. Ситуация накалилась до предела, а президент США принял решение через двое суток начать бомбардировку советских ракетных баз и начать высадку на Кубу. В те дни многие американцы, напуганные перспективой ядерной войны покидали крупные города, самостоятельно рыли бомбоубежища. Однако все это время между Москвой и Вашингтоном осуществлялись неофициальные контакты, стороны рассматривали различные предложения с целью отойти от опасной черты.

ОБРАЩЕНИЕ Н.С. ХРУЩЕВА К Д.Ф. КЕННЕДИ 27.10.1962 г.

«Уважаемый г-н президент.

Я с большим удовлетворением ознакомился с Вашим ответом г-ну Рану о том, чтобы принять меры, исключить соприкосновение наших судов и тем самым избежать непоправимых роковых последствий. Этот разумный шаг с Вашей стороны укрепляет меня в том, что Вы проявляете заботу о сохранении мира, что я отмечаю с удовлетворением.

Вы хотите обезопасить свою страну, и это понятно. Все страны хотят себя обезопасить. Но как же нам, Советскому Союзу, нашему правительству оценивать ваши действия, которые выражаются в том, что вы окружили военными базами Советский Союз, расположили военные базы буквально вокруг нашей страны. Разместили там свое ракетное вооружение. Это не является секретом. Американские ответственные деятели демонстративно об этом заявляют. Ваши ракеты расположены в Англии, расположены в Италии и нацелены против нас. Ваши ракеты расположены в Турции.

Вас беспокоит Куба. Вы говорите, что беспокоит она потому, что находится на расстоянии от берегов Соединенных Штатов Америки 90 миль по морю. Но ведь Турция рядом с нами, наши часовые прохаживаются и поглядывают один на другого. Вы что же считаете, что Вы имеете право требовать безопасности для своей страны и удаления того оружия, которое Вы называете наступательным, а за нами этого права не признаете.

Вы ведь расположили ракетное разрушительное оружие, которое Вы называете наступательным, в Турции, буквально под боком у нас. Как же согласуется тогда признание наших равных в военном отношении возможностей с подобными неравными отношениями между нашими великими государствами. Это никак невозможно согласовать.

Поэтому я вношу предложение: мы согласны вывезти те средства с Кубы, которые Вы считаете наступательными средствами. Согласны это осуществить, и заявить в ООН об этом обязательстве. Ваши представители сделают заявление о том, что США, со своей стороны, учитывая беспокойство и озабоченность Советского государства, вывезут свои аналогичные средства из Турции. Давайте договоримся, какой нужен срок для вас и для нас, чтобы это осуществить. И после этого доверенные лица Совета Безопасности ООН могли бы проконтролировать на месте выполнение взятых обязательств».

 

28 октября 1962 года.

28 октября 1962 года, советское руководство решило принять американское условие, заключавшееся в том, что СССР выводит свои ракеты с Кубы, после чего США снимает блокаду острова. Кеннеди взял обязательство не нападать на «остров Свободы».  Кроме того, было достигнуто согласие на вывод американских ракет из Турции. Открытым текстом советское послание было передано для президента США.

ОТВЕТ Д. КЕННЕДИ Н.С. ХРУЩЕВУ. 28.10.1962 г.

«Я приветствую принятое Председателем Хрущевым государственно-мудрое решение остановить строительство баз на Кубе, демонтировать наступательное оружие и возвратить его в Советский Союз под наблюдением ООН. Это важный и конструктивный вклад в дело мира.

Мы будем поддерживать контакты с генеральным секретарем Организации Объединенных наций по вопросу о взаимных мерах, с целью обеспечения мира в зоне Карибского моря.

Я искренне надеюсь, что правительства всего мира по урегулировании кубинского кризиса могут обратить свое внимание на насущную необходимость прекратить гонку вооружений и уменьшения международной напряженности. Это относится как к тому, что страны Варшавского пакта и НАТО противостоят друг другу в военном отношении, так и другим ситуациям в других частях земного шара, где напряженность ведет к

Итоги Карибского Крисиса.

После 28 октября 1962 года Советский Союз вывез с Кубы свои ракеты и бомбардировщики, а США сняли морскую блокаду острова. Международная напряженность спала, но такая «уступка» США не понравилась кубинским руководителям. Официально оставаясь на советской позиции, Фидель Кастро подверг критике действия Москвы, и особенно Никиты Сергеевича Хрущева. В целом Кубинский кризис показал великим державам, что продолжение гонки вооружений, резкие действия на международной арене могут обратить мир в пучину глобальной и всеуничтожающей войны. И как это ни парадоксально, с преодолением Карибского кризиса был дан импульс разрядке напряженности: каждый из противников понял, что противостоящая сторона стремится избежать ядерной войны. США и СССР стали лучше осознавать пределы допустимого противостояния в «холодной войне», необходимость искать компромисс по вопросам двусторонних отношений. Для самого Н.С. Хрущева Карибский кризис также не прошел бесследно. Его уступки многими воспринимались как проявление слабости, что еще больше подрывало авторитет советского лидера среди кремлевского руководства.